.RU

Художник В. Бондарь Перумов Н. Д. П 26 Война мага. Том Конец игры. Часть первая: Цикл "Хранитель Мечей". Книга 4 / Ник Перумов - страница 16



Я едва держался в воздухе, Кэр, глаза ничего не видели, кольцо отдало всё - а то, что казалось нам Салладорцем, продолжало себе забуриваться в гору, щит только польх-нул - и ничего больше. И тут... кое-кто из Хранителей по-терял голову. Бросались на врага с когтями и клыками,по-ливали огнём. Всё напрасно. Он... вернее, она - даже не по-трудилась отогнать нас. Настолько презирала.

Мне пришлось сесть. Крылья подвели. Остальных урезо-нивала Аэсоннэ. И - молодец, внучка - успокоила. Но пока мы приводили себя в порядок, ты уже со всем покончил. Бра-во, молодой некромант. Аплодирую, как сказали бы в старом эбинском сенате. Напитать Аркинский Ключ силою Кри-сталла Магии - я бы не додумался, Кэр, несмотря на все прожитые годы.

А теперь - о главном, молодой некромант. Известная тебе под именем "Атлика" родилась не в Эвиале. И у неё не было настоящей матери. Она не вышла из женской утробы, Кэр".

Фесс невольно поёжился.

- Ты смог понять, как она появилась на свет, много -мудрый?

"Избавь меня от пышных титулований, Кэр, оставь это для Сфайрата, он болезненно тщеславен и, словно эбинский нобиль, обожает интриги, никогда не скажет ничего напрямик, только если я уж очень попрошу... Как Атлика появилась на свет - нет, я не понял. Почувствовал лишь одно - она дочь свободной магии, мощи, разлитой по всему сущему, дающей звёздам силы светить, а всем нам - жить. Эта мощь оживляет неживое, некромант, понимаешь?., впрочем, чего я, конечно, ты понимаешь. Ты из Долины Магов, должен был учить всё это. Не удивляйся, что мне ведомо о вашем укромном уголке - пока я не имел Кристалла, тоже довелось постранствовать, как и Сфайрату. Только я не заводил шашней с вашими чародейками, да ещё и приняв облик их погибших возлюбленных. Тьфу, позор! - Дракон и в самом деле плюнул вниз длинной огненнокипящей струёй. - Так вот. УАтлики - оставим ей пока это имя - нет ни отца, ни матери. Она имеет начало, но не порождена никем из обладающих плотью, неважно, смертных или бессмертных. Она возникла, не имея тела, возникла, как некое начало, воплощённое желание, напитанное страстями стихий. И не было ничего, что заставило бы её утишить эти страсти. Они как кипели, так и кипят. Вот что я почувствовал, некромант, пока мы удерживали её призрачную сущность. Атлика возникла там, где потоки волънотекущей силы сталкиваются с иными магическими сущностями, великими сущностями, недоступными нашему пониманию. Драконы-Хранители шёпотом говорят о наших сородичах, именуемых Драконами Времени, чей дом - великая незримая река, катящая свои воды от будущего через настоящее к прошлому. И в том исчезающем промежутке, где всё свершающееся становится "прошлым", они и обитают, не знающие иной пищи, кроме животворной силы. Вольная Мощь насыщает воды этой реки, что не имеет ни начала, ни конца, ибо замкнута в петлю с одной лишь поверхностью. И где-то там, ощутил я, в сущее явилось названное Атликой. Там у неё, ко нечно, было совершенно иное имя. У неё были братья и сестры, такие же, как и она, порождённые свободной силой, не имею щие ни отца, ни матери. Они знали молодость, но не ведали детства".

- Ты провидел на удивление многое, Чаргос! - со всей возможной почтительностью выговорил некромант,

"Благодарю тебя. Мои сородичи любят поиграть слова-ми, правдой и полуправдой, полагая себя властелинами су-деб, - особенно всё тот же Сфайрат! Но во мне это умер-ло. Умерло давным-давно. Что же до "провидел на удивление многое"... нет, не многое. Я искал её истинное имя, её ис-тинное место во Вселенной. Искал тех, кто с ней, их имёна и чувства. Ничего не нашёл, только почувствовал. Их не-много, десятки... Как и для Драконов Времени, магия - их единственная истинная пища, хотя, облекшись в тела, они не чужды ничему плотскому. Не знаю, кто нашёл кого пер-вым - она Салладорца или наоборот, но так или иначе союз состоялся, и в этом ничего удивительного: пара получилась просто на загляденье. И знаешь,. что у них общего, некро-мант?"

Когда дракон задает вопрос, лучше ответить. Даже не-правильно.

- Свобода страстей? - рискнул Фесс. - Салладорец тоже не ведает и не видит преград.

"В точку, - одобрительно отозвался дракон. - Свобо-да страстей. И объявление врагом любого, кто встанет на пути у этой страсти, неважно, на что направленной".

- Но зачем этим "безотчим" помогать Эвенгару? Ведь он задумал выпустить Западную Тьму из клетки, оседлать тёмный прилив и совершить Великую Трансформу. Так по крайней мере он излагал мне свои планы - тогда, еще в Салладоре.

"Зачем им помогать Эвенгару? Ты слишком многого хо-чешь от старого, немощного Хранителя, которому давно уже пора на покой. Но что, если Эвиал оказался у них на пути? Что, если его надо разрушить, а для каких целей - нам, в нём живущим, уже не так и важно. И тут как нельзя кст-ти подвернулся Самадорец..."

- А ещё раньше - ордосский мор, причину которого мы так и не нашли, - вдруг вспомнил некромант. - Те

твари из бездны... бездны, где пылает зелёное пламя... которых мы вышвыривали из города поодиночке, после того, как Даэнур забил их крысиный лаз...

"Быстро соображаешь, некромант. "А ещё раньше ордос-ский мор", объяснения которому долго не могли найти даже мы, драконы. Эвиал - закрытый мир, Фесс. Это значит, что сюда так просто не попадёшь и так просто из него не выберешься, только в силу особенных обстоятельств. Ты тоже угодил сюда не просто так, как и Клара Хюммель. Верно это и для тех многоножек. Кто-то открыл им проход, правда, не закрепил как следует - сил Белого Совета и ордос-ской Академии хватило, чтобы Даэнур на самом деле пресек их тропку. Кристаллы в тот раз едва выдержали. Но - запомнили, как именно рушилась та дорога. Я тоже не забыл. Когда вслед за Атликой явились эти двое, я тотчас ощутил сходство. В основе - те же чары. Тот оке запах волшебства. У меня не хватит слов, чтобы описать это, но действительно очень похоже на ваш запах. Это они, я убеждён".

- Атлика. Которую я тогда "спасал", - Фесс скрипнул зубами.

"Быть может. Точно никогда уже не узнаем. Да и нужно ли? Ясно только, что это их работа. И цель понятна - выбить ордосскую Академию, её магов. Ведь вы с Даэнуром - это счастливая случайность, на неё никто не мог рассчитывать".

- Всё равно - мне нужно знать, зачем им Эвиал. "Какая разница, некромант?! Они задумали злое. Им наш мир - ничто, пыль под ногами. Может, принести всех его обитателей в жертву, собрать побольше силы. Может, они просто затеяли алхимическую Великую Работу, а Эвиал - редкий ингредиент. Так какая разница, Фесс ? Они - враги. И этим всё сказано!"

Мыслеречь дракона клокотала гневом.

- За Эвиал схватилось несколько надмировых сил, - в очередной раз повторил Фесс. - Я хочу знать, нельзя ли их натравить друг на друга.

"Хорошо бы, но для этого они слишком, хитры. Им враждовать невыгодно". Значит, где-то в Межреальности обитают и действуют могущественные чародеи, которые не рождены от мужчины и женщины, подобно всем без исключения волшебникам Долины. Почему же они никогда, ни. разу не сталкивались хотя бы и с его родной Гильдией? Или боевые маги вроде Клары, Эгмонта, Мелвилла, отца для этих особ - слишком мелкая дичь? Конечно, Упорядоченное огромно, в нём можно просуществовать целые зоны, причём отнюдь не толкаясь боками, но Долина никогда не оставалась в стороне от того, что даже сам Игнациус почитал "эпохальными битвами"!

Видать, разные у нас понятия об эпохальности, с неожиданной горечью и стыдом подумал некромант. В са-мые глаза вдруг взглянула сила, по сравнению с которой всё, чем гордилась Долина, вдруг показалось детскими играми, нет, скорее вознёй щенков или котят в корзинке, за которой с усмешкой наблюдает хозяин.

Однако я сумел опрокинуть Атлику. А маски так и не смогли ничего со мной сделать. Только говорили, говорили и говорили. Если б могли убить - не колебались бы ни мгновения, стёрли б в порошок. Значит - или это не в их силах (ох, не обманывай себя, не обманывай!), или же надеются как-то использовать. Для чего - тебе не угадать Разве что ты каким-то образом и впрямь сроднился с Мечами (хотя разве станет такое оружие сроднятьея с каким-то смертным!), и теперь, скажем, только твоя кровь или же твоя смерть в каком-то ритуале окончательно отдадут Иммельсторн с Драгниром в руки Эвенстайна с Бахмутом.

Банально, сказала бы Клара. Но вот в чём фокус, даже самые банальные вещи иногда срабатывают. И порой да-же чаще, чем нам бы хотелось.

Маски долго подбирались к заветным Мечам, кривыми окольными тропами, хотя при их силе (Атлика мало что не сровняла с землёй весь Пик Судеб, и все девять драконов Эвиала оказались бессильны) могли бы просто захватить их, и всё. Особенно сейчас, когда Алмазный и Де-ревянный Мечи не в надёжном схроне на самой грани ре-альное(tm), а болтаются на поясе Клары Хюммель, словно самые обыкновенные клинки. "Может, Мечам нравится

прикидываться? - вдруг мелькнула шальная мысль. - Притворяться ничем не выдающимися?.."

У артефактов иногда прорезается что-то, донельзя похожее на характер.

Что ж, примем пока, за неимением лучшего, что маски всерьёз собрались зарезать меня на тайном жертвеннике, причём явиться к нему я обязан исключительно добровольно, иначе заклинание не подействует.

...А впереди, и уже совсем рядом, - Чёрная яма.

Река внизу замедлила течение, распалась десятками рукавов, покрылась широкими кувшинками. Под недвижной поверхностью - чувствовал Фесс - бесшумно скользили чешуйчатые тела, жёлтые немигающие глаза подозрительно уставились вверх, на девятку плывущих в сапфировом небе драконов.

Тёмная река несла в себе силу, много силы. Такое бывает, если должным образом у истоков сойдутся магические линии мира. Вода пронизана мощью, мощь - её основа, вода почти что состоит из неё, подобно тому как из неё же, воды, состоит и наше тело.

Но в обычной воде магия дремлет. Мы чувствуем, тянемся к ней, застывая на краю океанского беспределья, замираем, скользя взором по таинственной лунной дорожке, не зная, что именно в эти минуты волшебство обращается к нам, тянется, словно бродячий пёс, мечтающий, как в сказке, найти настоящего хозяина.

Здесь, в Тёмной реке, магия пробудилась. Оперлась истоком и устьем, выгнулась, точно кошка. И, конечно, в водах такой реки жили не простые лягушки, рыбы или тритоны.

Чего уставились, желтоглазые? Взгляд у вас, признаюсь, неприятный, пробирает, несмотря на то что я - высоко в аэре, на спине могучего дракона.

"Смотри вниз, молодой некромант. Смотри как следует".

Последние деревья нависали над пропастью, корни высунулись было из тёплой привычной земли и испуганно завернули обратно, одевшись корой там, где неосторожно вылезли на воздух. Сама Чёрная ,яма была в поперечнике три или три с половиной лиги, отвесные стены, как и положено, имели цвет воронова крыла. Многочисленные речные рукава оборачивались стекавшими вниз потоками, не стремительными рокочущими водопадами, что взбивав-ют облака сверкающих брызг, а именно потоками, медленными, словно вода враз обернулась тягучим варом. Здесь начинался первый виток спирали, широкий и глубокий жёлоб, достаточный, чтобы вместить все воды, из-

ливающиеся в него сверху.

"Если ты хочешь говорить с Уккароном, то лучше всего сделать это- отсюда. Не стоит спускаться вниз, молодой некромант".

- Я помню, что случилось с тем храбрым молодым драконом, Чаргос. Но звать хозяина, ещё даже не постучав в калитку, кричать с улицы - очень невежливо. Знаю, Ук-карон не человек. Но человеческая вежливость ещё никому не повредила.

Дракон изогнулся, зашипел, словно давя в себе ярость. "Хорошо. Я понесу тебя вниз. Ошибки молодого дракона мы не повторим".

- Чаргос. Если бы ты позволил, я отправился бы вниз вместе с Аэ... с моей дочерью.

Фесс опасался новой вспышки драконьего гнева, уже куда более сильной; но старый Хранитель лишь изогнул бронированную шею и взглянул некроманту прямо в глаза.

"Ты прав. Ты почувствовал мой страх, мастер Лаэда. Я скорее дал бы забить себя толпе невежественных пастухов, чем признался в подобном позоре своим сородичам. Но тебя я не стыжусь. Я чувствую твою силу, молодой некромант. Она есть и у юной Аэсоннэ. И, хотя Мне очень не хочется отпускать внучку, я соглашусь с тобой. Сам же я останусь здесь, наверху, вместе с остальными".

- Ты никогда не говорил, что может ждать нас внизу, о многомудрый.

"Там нет чудовищ, только бродячие камни, Кэр. Но, чем глубже ты опускаешься, тем сильнее жажда навсегда остаться там, самому обратиться в один из таких камней, вечных, неразрушимых, презрительно сторонящихся ничтожной суеты живых. Там никто не станет кидаться в тебя огнешарами или пытаться поджарить тебе пятки молния-

ми - по крайней мере, до той глубины, на которую опустился я. А потом навалилось такое отчаяние... мне, обитателю пещер, где покоится мой Кристалл, вдруг стало невыносимо страшно, мне показалось, что Яма - на самом деле всасывающая всё и вся воронка, а Уккарон - существует разом в двух мирах, в нашем - и в том, куда ведёт эта воронка. И что именно он решает, кому остаться здесь, а кого пропустить дальше":

- Тебе поистине многое открыто, - с уважением покачал головой Фесс.

"Если бы, молодой некромант, если бы... Старость дарует мудрость, но она же отбирает - нет,- не силы - но решимость пожертвовать собой. Отчего-то начинаешь цепляться за жизнь и страшиться небытия. И это... позорно для дракона. Я... не хочу спускаться туда, Кэр. Я ни за что не пустил бы туда собственную внучку. Но... ты должен вернуться. Свет и радость Аэсоннэ помогут вам обоим. Да пребудет с тобой истина того, что мы поставлены хранить".

Очевидно, последние слова он произнёс так, что их услыхали и остальные драконы. В сознании Фесса загудел настоящий хор:.

"Да пребудет... истина Кристаллов... да пребудет..."

- Рыся, - негромко позвал Фесс, и жемчужная дра-коница вмиг оказалась рядом. - Согласна ли ты понести меня? Долг призывает Чаргоса остаться здесь.

"Ты смеешься, папа, - возмущённо отозвалась дочь Кей-ден, выгибая шею, так, чтобы некроманту бьшо б удобно перебраться ей на спину. - Как это я могу "не согласиться"?! А вождь Чаргос поможет нам, в случае чего".

"Неудачи не должно быть, Неясыть", - прорезался голос Сфайрата.

Её не будет, о скрытный дракон. Как умело создавалась видимость, что именно ты - главный среди племени Хранителей! Ты ведь не сказал мне ни слова о Чаргосе...

Рыся легла на крыло и плавно заскользила вниз.

- Держись над водой, дочка, - попросил некромант. И - взглянул в самую глубь Чёрной ямы.

Сперва бьшо удивление, потом - разочарование.

Вьётся винтом вдоль аспидно-поблескивающих стен вода, но не журчит, катится молча, в недоброй тишине Самое дно Ямы отлично видно, его скрыл сизоватый ту-ман, сквозь него торчат острые каменные пики, а кое-где сквозь истончившуюся пелену проглядывает тёмная поро-да. Ничего особенного, и, кстати, никаких блуждающих камней. Струящийся по жёлобу поток достигает мглисто-го покрывала и исчезает под ним. Царит полное беззву-чие, только шипят крылья Рыси, мерно рассекая воздух.

Над текучей водой дрожит едва ощутимая магическая

. аура. Чёрная яма жадно впитывает несомые зачарованной

рекой воды, вбирает в себя порождённое ею волшебство.

"Пещеры, папа", -указала Рысь.

Да, верно. Над спиралью водоносного жёлоба, в ас-пидно-чёрных стенах обрыва замелькали раскрытые устья подземных ходов. Кто и зачем прорыл их - неведомо, но исходящую оттуда голодную злобу Фесс почувствовал очень чётко. Неведомые обитатели не спешили появляться на белый свет, они прекрасно понимали, что такое де-. вятка драконов в безоблачном небе, и отнюдь не рвались предложить некроманту честный бой.

Уши Фесса словно заложило ватой. Он слышал тяжёлое

дыхание Аэсоннэ - не настоящим слухом, мысленным.

Драконица словно пробивалась сквозь нечто незримое,

упругое, нехотя рвущееся под напором бронированной гру-

. ди и мощных крыльев.

Сперва Фесс считал обороты спирали, но очень скоро бросил это безнадёжное занятие. Рысь закладывала одно кольцо за другим, однако дно Ямы совершенно не приближалось, проклятый туман висел и висел себе, дразня одновременно и близостью, и недоступностью.

Некромант поднял взгляд - и разом понял, о чём предостерегал его старый дракон.

Ему показалось - он заперт в бесконечном туннеле, он спустился чуть ли не к самому сердцу земли, и далеко-далеко вверху слабой, почти неразличимой точкой виднеется небо, а в нём - едва заметное мельтешение каких-то крылатых фигурок, таких крошечных и ничтожных по сравнению с торжественной мощью подземного царства. Нек-

романт и драконица очутились словно в середине исполинского кокона, и то, куда они стремились, по-прежнему окутывал туман, ехидно дразня мнимой близостью. Живая, струящаяся вода не помогала, как надеялся Фесс. Чёрная яма и её незримые обитатели быстро высасывали из потока всю магию, какую только могли, и вниз по жёлобу струилась мёртвая, опустошённая влага.

"Так вот что значит "сухая вода", - смятенно подумал некромант.

"Папа ? - Рысь мгновенно почувствовала его беспокойство. И вдруг, безо всякого перехода: - Я устала, пап".

Никогда прежде неукротимая драконица не признавалась ни в чём подобном, да ещё и так спокойно, едва ли неравнодушно.

- Рыся, что с тобой?

"Уккарон высасывает из меня жизнь. Он просто вампир, папа. Повернём назад!"

- Вампир?!. Что ж, оно и к лучшему. - Фесс для верности закрыл глаза, заставил погаснуть весь окружающий мир.

Не обращать внимания на трусость, внезапно поразившую обычно бесстрашную драконицу. Она ведь продолжает лететь, вперив взгляд в чёрные каменные копья на самом дне, что никак не желает приближаться. Это просто Чёрная яма подала наконец голос. Скромно напомнила, что шутить с ней всё-таки не стоит, не нужно лезть так уж нагло и напролом. В конце концов, она, Чёрная яма, никого не преследует и не затаскивает к себе силком.

Кольцо драконов в далёком небе. Восемь, только восемь, и полной силы ему не достичь.

Мы обязательно долетим, не можем не долететь.

А кокон закрывается, и последний проблеск неба остался лишь в драконьем хороводе, спасибо Чаргосу, Сфай-рату и остальным, они не дали западне захлопнуться.

...Бродячие камни появились беззвучно, со всех сторон, просто выступили из тьмы непроглядных нор, сунулись в молчаливый поток, пересекли его и замерли на самом краю жёлоба. Похожие друг на друга каменюки, вытянутые, заострённые к вершине, словно колья в частоколе, грубо и неровно вытесанные. Незримые глаза уставились на некроманта, ему показалось - он даже слышит скрип, словно ворочаются тяжёлые мельничные жернова,

"Папа, давай прямо вниз, а? - жалобно попросила Рысь. - Ну что мы тут кружимся, чего накрутить хотим ?"

- Вода - какая-никакая, а защита. Ей ведь едва ли по нраву то, что с ней творят в этой ямине, - отозвался Фесс. - Держись над жёлобом, дочка, пожалуйста...

Драконица осталась явно недовольна, но не стала и спорить.

Дно же тем временем приближаться явно не собиралось.

Ну что ж, значит, обряд придётся творить прямо здесь, на спине летящего дракона. Тут не вычертишь магическую фигуру, значит, не станем стонать и заламывать руки, а обойдёмся иными средствами.

Они скользят над мёртвою водою. В Уккароне, конечно, что-то есть от вампиров - однако лучше уж сосать незримую кровь текучего начала, чем громоздить гекатомбы жертв. Стекающая по жёлобу субстанция, которую так и хочется назвать "трупом воды", тем не менее помнит себя и совсем другой. В ней кипела жизнь, её пронизывали свет и магия, и самые причудливые существа резвились в её толще. Всё пропало, и нет дороги назад, даже лёгким паром, только вперёд, под плотную пелену сизого тумана; я понимаю твою боль, вода, и хочу тебе помочь.

Некроманты редко прибегают к стихийной магии, тем более - к магии воды, изначально противостоящей не-упокоенным. Заклятья позволяют зачерпнуть сил у одного из первоэлементов, но потом не жалуйся, чародей, что мертвяки получились не те, что надо, с отваливающимися руками-ногами и головой, то и дело норовящей скатиться долой с плеч.

Вода ответила, слабо, едва различимо. Но отозвалась она сразу, не словами, не мыслями, но горьким холодом впустую потраченного могущества. Она не могла повернуть назад, в отличие от Фесса. Ей предстояло лишь по- корно оцускаться всё глубже, отдавая самоё себя засевшей где-то под туманной пеленой сущности, тому самому Ук-карону, и тот, кто встанет против невидимого вампира, будет вправе распорядиться всей мощью водной стихии.

Ещё одна ловушка, подумал Фесс. .

Бродячие камни десятками и сотнями сползали за его спиной в поток, тесной гурьбой валили следом, тихая до того вода плескалась и переливалась через края жёлоба, россыпями жемчуга устремляясь вниз, словно решившийся на самоубийство, поскольку уже нет больше сил терпеть вечный ужас.

Капли навылет пробивали сотканный из тумана панцирь, исчезали в беззвучии; вода и камень катились следом за описывающим пологую спираль драконом.

Наступает миг риска, тот миг, ради которого некромант явился сюда.

Уккарон- поистине многомудр. Он возвёл почти идеальную защиту. Недоучёл он только одного.

Магия удержит седока на спине бешено мчащегося дракона, это так. Но лишь до того, как сам наездник не решит, что эта защита ему не требуется.

Стараясь, чтобы в мыслях царила полная пустота, глухая и серая, некромант бросился вниз головой, стараясь не угодить в жёлоб водовода.

Аэсоннэ взвыла так, что шарахнулись к стенам даже бродячие каменные глыбы; взвихрилась белая пена. Дра-коница сложила крылья, камнем рухнула вниз - и осталась там же, где была, словно её не пропустил мигом сгустившийся воздух.

...Фесс не успел испугаться, и "вся жизнь его" не "промелькнула перед его взором". Он понял секрет Уккарона. Ошибся ли он, или нет - уже неважно, здесь, на дне Чёрной ямы, он всё равно успеет сказать всё, что должен, пусть и проваливаясь в Серые Пределы.

Резануло лицо, обожгло - а туман вдруг оказался совсем рядом, и ещё мгновение спустя, когда страх не успел даже вырвать предсмертный вопль из лёгких некроманта, Фесс рухнул в воду.

Ледяная вода обжигала почти как пламя. Некромант оттолкнулся от дна, рванулся вверх сквозь зеленоватую толщу, окружённый облаком пузырьков. Вырвался на по-верхность, встряхнулся - и увидал клубящуюся на краю водоёма тёмную тучу, разрезанную прямо посредине алой щелью зубастой пасти.

Сахарно-белые клыки казались очень неприятно-вещественными, по сравнению с призрачными очертаниями "тела" Уккарона. Туча колыхалась, словно под ветром -перед некромантом несомненно был призрак, правда, пасть таковой отнюдь не казалась.

Клубистая туча с громадным зевом - именно так изображали Уккарона на обрядовом кинжале некромантов.

В несколько гребков Фесс достиг края, подтянулся, по-валившись на чёрный камень, и тот мгновенно потеплел, словно в самых лучших термах ещё старого Мельина.

- Ты прошёл. Ты Можешь говорить, - сообщил басовитый, низкий голос, тот самый, что обращался к Фессу с непонятным "призови нас".

- Да, это был я, - сообщил призрак Уккарона. - Мы знали, что понадобимся тебе. Хотели помочь и подсказать.

- С-спасибо... - выдохнул Фесс. От камня шло блаженное тепло, некромант поспешил избавиться от мокрой одежды.

Фигура сотворенного Уккароном призрака - или самого Уккарона? - колыхалась в нескольких шагах, появившиеся откуда-то бестелесные рукава хаотично мотались, словно у бумазейного клоуна Под сильным ветром, Голос у привидения исходил, как и положено, из огромной пасти,

- Как ты догадался, что нужно сделать, Неясыть?

- Чёрная яма отторгнет любого, кто ступит в неё с оружием или с мыслями о том, что может прорваться силой. Молодого дракона Чаргоса спасло лишь то, что он не имел в мыслях ничего дурного, кроме лишь любопытства да собственной удали. Вода умирает в Чёрной яме, но и её смерть неокончательна, поскольку Яма не переполняется. Значит, есть надежда даже и после такого конца. Следова-

. тельно, чтобы пройти Яму и достичь дна, надо пройти

сквозь собственную смерть. Как только я понял это, то шагнул с дракона вниз.

- И не воспользовался магией водяной стихии. - Уккарон не спрашивал, он утверждал.

- Не воспользовался. Это простейшая ловушка, приманка для начинающих стихийных магов, очень гордящихся своей силой. Яма наверняка обратит направленный в неё удар против самого ударившего.

- Всё верно, - удовлетворённо заметил Уккарон. - Мы ждали тебя, Неясыть. С того самого мига, как ты впервые занял у нас силы, мы знали, что ты придёшь сюда.

-К Яме?

- Конечно. Отправляясь на поиски Тёмной Шестёрки, ты мог отталкиваться только от одного - Уккарон обитает в Чёрной яме, и он единственный, о ком известно, где его логово.

- Ты очень гладко изъясняешься, владыка, для того, о ком...

- Говорили, будто он полуразумная сущность? Такие слухи - лучший щит. Мои собратья вынуждены скрываться. Я - нет. Кому и зачем связываться с таким, кто не в силах ничего понять? Нам всем пришлось надеть личины. Эта - не хуже остальных.

- Но те, кто действительно хотел знать... они могли и дознаться.

- Верно. И потому мне приходилось на самом деле впадать в беспамятство. Становиться тем, кем я прослыл. Это нелегко. Но ещё труднее держать себя так, как я сейчас, и говорить с тобой тоном имперского ритора.

- Ты знаешь и о них, великий Уккарон...

- Моё .величие в далёком прошлом, некромант Неясыть. Но, поскольку ты добрался до нас, надежда появляется.

- Остальные пятеро так же красноречивы? Послышалось что-то вроде усмешки.

- Нет. Мы не говорим привычными тебе словами. Мне пришлось потрудиться, чтобы стать понятным тебе. Остальным не сделать и такого.

Возникла пауза, и Фесс невольно поднял глаза - Рысь всё ещё падала, сложив крылья, и не могла опуститься да? лее на волос.

- Покорнейше прощу дать свободу моей дочери. Она не причинит урона.

- Нет. Замки Чёрной ямы отомкнуть не так-то про- сто. Твоя дочь останется там, где сейчас. Свободу она по-лучит, когда закончится наш разговор.

- Хорошо, - не стал спорить некромант, вновь растя-гиваясь на блаженно-тёплых камнях. - Тогда я скажу, за-чем пришёл...

- Призвать наконец-то Тёмных богов. Принять свокю судьбу и предназначение, - нетерпеливо перебил Укка-рон.

"Опять пустые словеса, - досадливо подумал некромант. - Судьбы, предназначения..."

. - Нет ни судеб, ни предназначений, Уккарон, - твёр-до сказал Фесс, глядя в колышущееся чёрное "лицо" при-зрака, туда, где следовало бы находиться глазам. Смотреть на белоснежные клыки оказалось не слишком приятно. - Есть лишь сотворенное нашими руками. Я хочу очистить Эвиал от скверны, которой почитаю Западную Тьму. Сущность, укравшую обличье и речи Тьмы истинной, породившей и вас всех...

- Нас породила не Тьма, - перебил Уккарон. - Она - наша мать и кормилица, но вышли мы из утробы мира, оплодотворённого дыханием Того, чьё имя неведомо никому, даже этому Спасителю, что явился как-то раз сюда - судить и рядить.

- Речь не о Спасителе, великий. Речь о Сущности, име-нуемой "Западная Тьма". Я хочу покончить с ней, и я с ней покончу. Тёмная Шестёрка - мой единственный настоя-щий союзник.

- Ты хочешь, чтобы мы пошли с тобой на запад, - призрак кивнул.

- Хочу. Будет жестокая драка, но у меня - Аркин-ский Ключ, что откроет нам дорогу к Сущности, поможет одолеть защищающий её сейчас барьер...

- И что потом? - вновь вставил Уккарон. - Мне ве-домо, что Спаситель со своей свитой некогда ставил эти

барьеры, запирал на крепкие замки. Ты обрёл ключ, некромант, это великая победа, не спорю. Но что нас ждёт за барьером?

- Драконы задавали мне тот же вопрос, Уккарон. Я на него не ответил. Прозреет ли великий Тёмный причину, по которой я поступил именно так?

Некоторое время призрак молчал.

- Изречённое будет подхвачено, - наконец проговорил он. - Даже отсюда, из Чёрной ямы, отзвуки разнесутся очень широко. Ты хочешь, чтобы мы просто поверили тебе. Что ж, мы не люди, нам проще. Но это смогут решить только Шестеро, никак не Один.

- Я хотел узнать в Чёрной яме, где искать остальных...

- Тебе это не потребуется. Остальные вскоре будут здесь. Нет, поистине тебе удалось неслыханное, некромант. На твоей стороне - девять драконов-Хранителей, Тёмная Шестёрка. Такой армией не мог похвастаться даже Эвенгар Салладорский.

- Ты можешь что-то рассказать мне о нём, великий?

- Нет, - отрезал Уккарон. - Кроме одного. Он не Тёмный маг.

- Вот так, - только и смог сказать Фесс. - Автор знаменитого трактата "О сущности инобытия", основатель Школы Тьмы - и не Тёмный маг?

- Конечно. Школа Тьмы - где она?

- Птенцы...

- Птенцы Салладорца - несчастные, пошедшие ради него на смерть, - возразил Уккарон. - Это никакая не "школа". И заклинания, им использованные, не из Тьмы. Уж в этом ты можешь нам поверить.

- Если не из Тьмы, то откуда?!

- Есть много слов и много названий. И они все смешаны. Мы, Древние боги, прикованы к нашему миру, нам дано прозреть его окрестности, но взгляд наш затуманен. Я нахожу отголоски понятий в твоей памяти, прости, но иного источника у меня нет; среди тебе подобных одна из этих сил именуется "хаосом", о других же вы просто не подозреваете и потому не имеете для них должных слов. Мы тоже знаем о них мало, почти ничего. Кроме лишь то-го, что они есть.

- То есть сила Эвенгара - заёмная? Сам он - ни что? - с надеждой спросил некромант.

Призрак сделал движение, точно намереваясь пока чать отсутствующей у него головой, тонким шёлком на ветру заколыхался туманный абрис.

- Если б он был "ничто", никакие силы не обратили бы на него внимание. Или, вернее сказать, он сам не смо бы докричаться до них. Однако ж докричался. Значит, есть чем.

- А три твари в его гробнице? - вспомнил Фесс. -Великан, дуотт и...

- Три силы, его поддерживавшие.

- Салдадорец много вещал мне о "трансформе Эвиа-ла", об "очищении его от людей", о "новой форме бы-тия"... Великий, где он лгал?

- Ты почитаешь Изначальную Тьму слишком могугще-ственной. Не забывай, что случилось с нами после Перво-го пришествия. Мы, Древние, едва пережили кошмар Мо-лодых Богов, тех, кого ты назвал бы Падшими; но Спаси-тель оказался ещё хуже.

- Разве ваши рати не были разбиты ещё до Пришест-вия? - удивился некромант. - В сто двенадцатом году до Него, в Аррасе...

- Нет нужды напоминать! - взревел Уккарон, и пол-сотни кинжалов в его пасти выразительно клацнули. -Да, нас тогда опрокинули. Мы - и другие Тёмные - про-играли битву, но не войну. Окончательно нас сломил только Спаситель. Ни титаны, ни пятиноги не совладали с нами и принуждены были оставить честолюбивые замыс-лы. Но Спаситель... он повёл против нас вооружённых не магией, но верой. И победил.

- В Истории Пришествия нет ничего подобного!

- И быть не может. Нас одолел не Он, а его апостолы. Впрочем, это ты уже знаешь.

Фесс знал. Память услужливо хранила всё необходи-мое ещё со времён Ордоса. Вот уж не думал и не гадал, ко-гда оно потребуется! - Наш разговор легко может сбиться и уйти в сторону, а время дорого, - напомнил Уккарон. - Мне нелегко удерживать эту форму.

Фесс вздохнул. Перед ним оказался живой свидетель всех эпох Эвиала, тот, кто смог бы рассказать и о Спасителе, и о Сущности, и о Храме Мечей, и о Салладорце... а вместо этого приходится говорить совершенно о другом. Вопрос остаётся.

astrahan-v-godi-vov-chast-2.html
astrahan-v-godi-vov-chast-7.html
astrahanskij-ordena-trudovogo-krasnogo-znameni-gosudarstvennij-prirodnij-biosfernij-zapovednik-stranica-2.html
astrofizika-chast-10.html
astrofizika-chast-5.html
astrofizika-protiv-novoj-hronologii.html
  • composition.bystrickaya.ru/pokupajte-lyubuyu-dostupnuyu-vam-literaturu-dlya-odinokih-lyudej-on-yavizhu-vi-chitaete-voprosi-bez-otvetov-ona-da.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/metallurgiya-k-prikazu-minobrazovaniya-rossii.html
  • kanikulyi.bystrickaya.ru/zoopark-dikovin-nashej-planeti-stranica-22.html
  • university.bystrickaya.ru/faktori-rosta-oborotnogo-kapitala-promishlennih-predpriyatij-i-cena-istochnikov-ego-finansirovaniya-stranica-10.html
  • credit.bystrickaya.ru/ohota-na-tyulenej-gosudarstvennoe-izdatelstvo-detskoj-literaturi.html
  • nauka.bystrickaya.ru/viktor-suvorovten-pobedi.html
  • nauka.bystrickaya.ru/urok-po-teme-hishniki-glubin-otryad-hryashevie-ribi.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/osnovnaya-strategiya-leonardo-s-pomoshyu-kotoroj-dilts-r-d46-strategii-geniev-t-zigmund-frejd-leonardo-da-vinchi.html
  • teacher.bystrickaya.ru/eto-mog-pozvolit-sebe-tolko-on-uroki-i-nasledie.html
  • report.bystrickaya.ru/kniga-o-estestvennih-osnovah-nravstvennosti.html
  • institut.bystrickaya.ru/tematicheskij-monitoring-smi-novaya-sistema-tehnicheskogo-regulirovaniya-s-nachala-avgusta-vstupili-v-silu-tehnicheskie-reglamenti-tamozhennogo-soyuza-01-29.html
  • thesis.bystrickaya.ru/programma-020600-68-05-meteorologiya.html
  • exam.bystrickaya.ru/virusnaya-bezopasnost-perelivaniya-krovi-chast-3.html
  • tests.bystrickaya.ru/lamiya.html
  • assessments.bystrickaya.ru/chto-pochemu-zachem-kak-kogda-gde-kto-programma-kursa-utverzhdena-na-zasedanii-kafedri-11-11-2007-protokol-12.html
  • turn.bystrickaya.ru/opredelenie-apellyacionnoj-kollegii-verhovnogo-suda-rf-ot-9-dekabrya-2012g-nkas12-13-opriznanii-nedejstvuyushimi-punktov-9-10-10-12-10-13-10-15-9-16.html
  • tests.bystrickaya.ru/metodicheskie-podhodi-harakteristiki-vozvratnosti-kreditov-10-glava-ii-napravleniya-i-sposobi-obespecheniya-vozvratnosti-kredita-16-1-kriterii-i-ocenki-vozvratnosti-kredita-16-stranica-4.html
  • shpora.bystrickaya.ru/vzaimodejstvie-gosdumi-s-federalnimi-organami-rosenergo-prorochit-otziv-zakona-o-nedrah-31.html
  • assessments.bystrickaya.ru/dannaya-kursovaya-rabota-soderzhit-variant-raschyota-kombinirovannoj-sau-vibor-peredatochnoj-funkcii-obekta-upravleniya-vibor-parametrov-nastroek-regulyatora-i-komp.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-5-rozhdestvenskij-vecher-shaffer-h-u-boat-977-vospominaniya-kapitana-nemeckoj-submarini-poslednego-ubezhisha.html
  • grade.bystrickaya.ru/netradicionnost-obraza-volanda-v-romane-ma-bulgakova-master-i-margarita.html
  • ucheba.bystrickaya.ru/prinyatie-resheniya-na-rinkena-osnovanii-fundamentalnih-dannih-kurs-lekcij-osnovi-torgovli-na-mirovih-finansovih-rinkah-08.html
  • literatura.bystrickaya.ru/sabati-masati-elektrolitter-zhne-bejelektrolitter.html
  • college.bystrickaya.ru/23-neslovocentricheskie-teorii-bazovoj-nominativnoj-edinici-itut-inostrannih-yazikov-seriya-znak-soznanie-znanie.html
  • studies.bystrickaya.ru/celostnij-pedagogicheskij-process.html
  • tasks.bystrickaya.ru/124-dlya-soglasovaniya-i-resheniya-vseh-rabochih-voprosov-storoni-naznachayut-svoih-predstavitelej.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/14obekti-sistemi-ocenki-rezultatov-i-kachestva-obrazovaniya-osnovnaya-obrazovatelnaya-programma-nachalnogo-obshego.html
  • pisat.bystrickaya.ru/uchebnij-plan-na-2007-2008-uchebnij-god-kadrovoe-obespechenie-obrazovatelnogo-processa.html
  • occupation.bystrickaya.ru/nauchno-issledovatelskaya-rabota-otchet-o-nauchno-tehnicheskoj-produkcii-generalnaya-shema-sanitarnoj-ochistki-territorii-mo-petrovskoe-selskoe-poselenie.html
  • student.bystrickaya.ru/21-pred-proektnaya-stadiya-1-integrirovannie-asu-predpriyatiyami-s-diskretnimi-tehnologicheskimi.html
  • books.bystrickaya.ru/chast-razdelyat-slovar-dictionary-termini-i-sokrasheniya-razdel-1.html
  • holiday.bystrickaya.ru/metodicheskie-ukazaniya-po-podgotovke-napisaniyu-i-oformleniyu-diplomnih-rabot-studentami-i-slushatelyami-po-specialnosti-yurisprudenciya-021100-moskva-2006.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/prilozhenie-3-osnovnaya-professionalnaya-obrazovatelnaya-programma.html
  • school.bystrickaya.ru/dorabotka-konstrukcii-glavnogo-scepleniya-traktora-klassa-14-s-celyu-uluchsheniya-razgonnih-pokazatelej-agregatov.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tipi-dialogicheskih-otnoshenij-mezhdu-nacionalnimi-literaturami-na-materiale-proizvedenij-russkih-pisatelej-vtoroj-polovini-hihv-i-tatarskih-prozaikov-pervoj-treti-hhv.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.