.RU

§ 2. О моделировании предложения - Книга адресована специалистам гуманитарного, филологического профи­ля, а также...


§ 2. О моделировании предложения

Составление и описание моделей предложения относит­ся к центральному направлению изучения синтаксической структуры предложения современных языков. С теоретичес­кой точки зрения выявление конечного инвентаря моделей способствует четкой классификации предложения и позво­ляет определить базу, на основе которой происходят все мо­дификации: осложнения, преобразования и замещения на уровне предложения. Исходя из того, что в силу особеннос­тей грамматического строя набор моделей предложения в каждом языке своеобразен, а работ, посвященных систем­ному описанию моделей калмыцкого предложения недоста­точно, думается, что исследование в данном направлении по­зволяет дать более полное представление о

структуре синтаксических единиц и их типах и решить ряд частных тео­ретических вопросов сложного и полипредикативного пред­ложения. Не следует забывать и чисто прикладную значи­мость описания моделей предложения, которое способству­ет потребностям системного и последовательного обучения языку.

При общности понимания модели предложения как аб­страктного образца построения минимальных самостоятель­ных и независимых предложений, существуют расхождения по поводу способов описания, структурных центров, крите­риев вычленения структурного минимума и соотношения структурных схем предложения с типами категориальных значений предложения.

Безусловно, вопрос о критериях выделения моделеобразующих составляющих предложения является базовым в построении модели. Существуют различные интерпрета­ции понятия компонентов модели предложения. Одни ог­раничиваются только главными членами предложения как основными составляющими модели, другие чрезмерно, по-нашему мнению, расширяют количество компонентов мо­дели, включая и критерий смысловой завершенности, и роль члена предложения с точки зрения коммуникативного за­дания предложения. Хотя однозначное соответствие меж­ду названными выше главными членами и дополнитель­ными критериями учета при составлении моделей еще не выработано. Так, в предложении Салон дотраһур стюардесса терг чирд хот теднд өгв [МК] «Толкая по салону столик, стюардесса разнесла им обед» прямой объект «хот», являю­щийся в предложении дополнением, достаточно необходим для смысловой завершенности предложения. А распрост­раненное обстоятельство, выраженное причастным оборо­том «Өцклдүр асхн бүрүлин гегән тасрад зөвәр оратҗ одсн цагт» без сомнения играет важную роль для коммуника­тивного содержания предложения: Өцклдүр асхн бүрүлин гегән тасрад зөвөр оратҗ одсн цагт, Мукөвүн хеөдән кошарурн тууҗ орулв [МК] «Вчера поздно вечером Мукевюн загнал


74

нал овец в кошару». И тем не менее при выделении струк­турной схемы в данных примерах учитываются только глав­ные члены предложения.

Ближе к традиционной точке зрения можно считать определение структурной схемы предложения, выраженное в последней академической грамматике русского языка. Вы­деляя предикативность в качестве общего грамматического значения для всех простых предложений, авторы описыва­ют структурную схему по двум главным признакам: фор­мальному устройству и семантике схемы. Формы знамена­тельных слов являются компонентами структуры предложе­ния, а лексико-семантические характеристики и граммати­ческие значения составляющих предложения в их отноше­нии друг к другу образуют семантику ее схемы, например:

  1. Әмтн байрлҗана «Люди радуются» — Н1 — К, семанти­ка схемы: отношение между субъектом и процессуальным состоянием;

  2. Заратрулҗана «Знобит» — К, семантика схемы: процессуальное состояние. Кроме этого, свободность или фразеологизированность, лексическая ограниченность или нео­граниченность одного из компонентов, признаки форм гла­гола, количество компонентов и соотношение между глав­ными членами для двусоставных предложений — относится к основанию для классификации структурных схем простых повествовательных предложений [Русская грамматика 1982].

Анализ материалов калмыцкого предложения говорят о следующих особенностях при использовании данного под­хода к структурной схеме (модели) предложения. В силу сво­еобразия своего грамматического строя рассматриваемые в данной концепции понятия структурной схемы недостаточ­ны для выделения списка моделей калмыцкого предложе­ния, т.к. в некоторых типах предложений при опущении всех второстепенных членов предложения мы получаем многозначные, аграмматичные конструкции или неполные предложения. И только в случаях дополнения распространителями односоставная конструкция может превратиться в ми­нимальную номинативную структурную схему предложения.

76

Например: ^ Нанд нөр күрчәнә «Мне хочется спать», Чамд көдлх кергтә «Тебе надо работать».

По предикативному минимуму трудно установить неко­торые безличные конструкции по причине их двоякой фун­кции: контекстуально они могут быть и самостоятельными предикативными единицами, и предложениями, нуждающи­еся в смысловом распространителе, чаще всего в виде кос­венного субъекта, например: Ном дасх кергтө «Необходимо учиться», Көдллго бәәҗ болшго «»Без работы нельзя».

В отношении односоставного предложения, состоящего из одного слова, употребление термина структурная схема тоже вызывает вопросы, например: Сальклҗана «Ветрено», Йовулгдҗана «Отправляется», Суулһчкв «Посадили». Вне контекста часть безличных предложений не имеет ни грам­матической, ни информативной завершенности и не может употребляться в качестве самостоятельной единицы, напри­мер: Харңһурчана «Темнеет», «Становится темно»; Келхд күчр «Сказать трудно».

Встречаются и многозначные устойчивые идеоматические конструкции типа: Дурн күрх «»Влюбиться (захотеть)», Нөр күрх «Засыпать», Чидл күрх «Осилить», которые по фун­кциональной нагрузке, когда субъект перестает осознаваться как производитель действия, из двусоставных предложений переходят в разряд односоставных [Пюрбеев 1977]. Приве­денные выше примеры подтверждают положение о том, что, опираясь только на данную концепцию понимания струк­турной схемы, выделять ее на базе списки моделей калмыц­кого предложения не достаточно. Мы придерживаемся мне­ния о том, что для понимания структурной схемы как номи­нативного минимума предложения в ее состав допускается включение различных распространителей.

Вопрос об информативной достаточности предложения и необходимость введения в минимальную структурную схе­му определенных облигаторных распространителей являет­ся достаточно сложным и актуальным вопросом. Осознание того, что для выполнения своей номинативной функции


77

предложение должно иметь предел семантической автоном­ности — является сутью широкого понимания минимума предложения. Ученые предлагают различные варианты ин­терпретации базовых понятий. Структура предложения пред­ставляется как формальное строение, в котором символи­чески отражаются: 1) предметы и их отношения; 2) имена предметов и имена их отношений, а модель — это структура предложения, представленная в виде специальных симво­лов. Предложение имеет план выражения и план содержа­ния, поэтому в модели отражается и формальная, и содер­жательная структура предложения [Ломтев 1969].

Различая понятия модели и структуры предложения, мо­дель определяем как коммуникативную единицу со своим типовым значением, где структурно-смысловыми составля­ющими модели выступают синтаксические формы слов, ха­рактеризуемые синтаксической функцией и выделяемые на основе категориально-лексического значения и морфологи­ческой формы слова. Структура предложения включает в себя предикативную основу предложения и компоненты, осложняющие эту основу. Все падежные формы с субъект­ным и агентивным значением могут быть составляющими структуры предложения. Из-за того, что некоторые модели предложения могут быть без главных членов, члены пред­ложения не являются структурными единицами, равно как падежные формы с объектным значением не входят в струк­турную схему [Золотова 1973].

Существует и несколько иная интерпретация, согласно которой предлагается различать два вида структурной схе­мы: 1) минимальная структурная схема (МСС), представля­ющая собой предикативную основу предложения; 2) расши­ренная структурная схема (РСС) - номинативный минимум предложения [Белошапкова 1977]. С учетом приведенных выше работ и исследований на материале тюркских языков следует их сопоставить и применить данные подходы к фак­там калмыцкого языка [Баскаков 1975, Ахматов 1983].

Об особенностях употребления односоставных предло­жений в монголистике написано немало [Бертагаев 1964, Пюрбеев 1977,

Убушиева 1985]. В разрезе нашей проблема­тики важно указать средства передачи предикативных от­ношений в односоставных предложениях. Исходя из базо­вого определения о том, что в монгольских языках нет без­личных глаголов и в построении безличных предложений участвуют личные глаголы, особо подчеркивается роль кон­текста для анализа значений односоставных предложений. С помощью контекста выявляется их продуктивность и сте­пень употребления в языке, анализируется их семантико-структурная организация. В калмыцком языке сказуемое глагольных односоставных безличных предложений марки­руется лично-предикативными частицами 1-2 лица един­ственного и множественного числа. Эти лично-предикатив­ные частицы функционируют как образования синтаксичес­кого порядка, маркируя позицию сказуемого [Санжеев 1963]. Лично-предикативные показатели участвуют в создании предикативной основы предложения, указывая, что субъект главного действия совпадает с говорящим (1 лицо), со слуша­ющим (2 лицо) или не совпадает ни с одним из них (3 лицо). Признак лица у одночленной, бесподлежащной конструкции с использованием морфологических показателей 1-го и 2-го лица приобретает внутренний морфологический характер, а сама конструкция становится самодостаточной [Черемисина 1980]. Например: Сән гидг цә чаныч [БЦ] «Свари-ка хороше­го чаю»; Тергн деер һарад суутн. Өскәһән устачквзат [ЭК] «Садитесь на телегу. Как бы не натерли пятки».

Говоря о минимальной структурной схеме относитель­но двусоставных предложений, ученые по признаку их ин­формативности делят на информативно достаточные и ин­формативно недостаточные двусоставные предложения. Лек­сическая наполненность позиций имени в основном падеже и глагола в основном залоге определяют признак информа­тивной достаточности минимума предложения. Например: Хөд мәәлҗәнә «Овцы блеют», Салькн көдлҗәнә «Ветер дует», Хур орҗана «Идет дождь». Данного типа предложения вне зависимости от контекста и дополнения грамматически и информативно самодостаточны.


78

79

Схема может быть обозначена: И - Г. Иначе с другой группой примеров: 1) ^ Көвүн ирв «Мальчик пришел», 2) Көдлмшчнр адһҗана «Рабочие торопятся», 3) Бидн йовулҗанавидн «Мы отправляем». Этой группе предложений для выполнения номинативной функ­ции информативной достаточности необходимы распрост­ранители, т.е. схему И — Г необходимо дополнить опреде­ленными аблигаторными словоформами: 1) Көвүн сурһулясн ирв «Мальчик пришел со школы». Предложение построено по схеме И + И + Н - Г; 2) Бидн баһчудыг сурһульд йовулҗанавидн «Мы посылаем молодежь учиться» схема предло­жения И-И-И-Г; 3) Көдлмшчнр көдлмшән шулуһар чиләхәр адһҗана «Рабочие торопятся быстрее закончить работу». Схема предложения: И-И + н-Н-ПЧ-Г. Считается, что приведенные выше предложения только в данном виде могут выполнять номинативную функцию.

Рассмотренные примеры позволяют сделать следующее обобщение. Состоящая из двух компонентов (И — Г) первая группа предложений структурно-информативно вполне оформлена, в ней предикативная основа совпадает с поня­тием минимальной и расширенной схемы. У второй груп­пы, состоящей из более двух компонентов, предикативная основа предложения не совпадает с понятием РСС. МСС и РСС относятся друг к другу как часть к целому. Ко второй группе предложений понятие МСС отношения не имеет. В этом один из сложностей введения данных понятий в опре­деление структурных схем.

Конкретные исследования на материале различных язы­ков говорят о следующем: во-первых, в большинстве случа­ев МСС не может выполнять номинативную функцию, во-вторых, опираясь только на МСС, невозможно дать всесто­роннее структурно-семантическое описание синтаксической системы языка; в-третьих, исследование МСС следует вос­принимать как один из этапов определения модели предло­жения [Ахматов 1983].

Минимальная структурная схема калмыцкого предложе­ния также ориентирована на формальную составляющую предикативной основы, но при описании и квалификации

моделей предложения следует учитывать и семантику рассматриваемых синтаксических образований. Некоторые ис­следователи считают, что в подобных случаях, когда допус­кается различная смысловая интерпретация одной формы предложения или в предложениях используются многознач­ные глаголы-предикаты, следует широко использовать по­нятие РСС. Например: Бидн Көвүдәсвидн «Мы из поселка Кевюды» или «Мы происходим из рода Кевюды»; 1) Күүкн авв «Девочка взяла» 2) Күүкн мөрә авв «Девочка получила награду» 3) Күүкн һарһҗ авв «Девочка вытащила» 4) Күүкн кергән һартан авв «Девушка дело взяла в свои руки».

Итак, МСС предложения чаще всего совпадает с нерасп­ространенным двусоставным предложением или с особой структурой односоставного предложения. А РСС — это за­конченная открытая структура предложения, состоящая из обязательных компонентов. Она чаще совпадает с распрост­раненным, реже - с нераспространенным предложением.

РСС из широко распространенного предложения полу­чается путем опущения из нее всех факультативных компо­нентов. И опущение осуществляется до тех пор, пока не по­лучится конструкция, дальнейшее свертывание которой при­ведет к образованию неполных предложений. На основе со­поставления полученных данным способом конструкций можно выявить следующие типы предложений:

а) одинаковые по структуре и смыслу,

б) одинаковые по структуре, но разные по смыслу.

От валентности позиционной предикатной лексемы за­висит полнота полученных предложений, а валентность са­мой лексемы зависит от характера лексического значения данной словоформы. О важности валентности многозначного глагола исследователи отмечали особо и поэтому считаем, что и для установлении РСС и присущих языку моделей предложения следует исходить из учета данных свойств пре­дикатных лексем [Москальская 1974]. Хотя в калмыцком языке, как и в других языках, существует группа предикат­ных лексем, участвующих в образовании как двусоставных, так и односоставных предложений. Особенность


80

81

данных лексем заключается в частотности и обязательности их упот­ребления в двусоставных предложениях и связи этих лек­сем с распространителями в двусоставных предложениях более фиксированы (сильнее), чем в односоставных. Приме­ром могут послужить приведенные выше предикатные лек­семы односоставных определенно-личных предложений в единственном и множественном числе. Для полноты и обоб­щения списка моделей предложения методом сплошной выборки расписываются распространенные предложения из прозаических произведений современных калмыцких писа­телей. После этого методом опущения получается список моделей простых предложений. Для уточнения и расшире­ния списка полученных моделей из указанных источников отдельно апробированы лексико-грамматические разряды глаголов на валентность. Думается, что это наиболее объек­тивный метод выявления моделей, хотя и существует ряд оговорок, на которых следует остановиться.

Первое уточнение касается соотношения двусоставных и односоставных предложений, подлежащее или маркер ко­торых выражаются местоимениями или лично-предикатив­ными частицами. В предложениях типа Чи Элстд ирвч «Ты прибыл в Элисту»; Элстд ирвч «В Элисту прибыл(ты)» нали­чие подлежащего как обязательного составляющего доста­точно относительно. Тогда как в таких же предложениях, если подлежащее выражается словоформой со значением 3-го лица, подлежащее является обязательным компонентом структуры предложения. Например: Элстд ирвидн — само­достаточное, полное; Элстд ирв — неполное.

Второе уточнение касается вопроса об атрибутивном компоненте предложения. Большинство ученых, изучавших вопросы синтаксической семантики и моделирования пред­ложения, достаточно категорично утверждает, что атрибу­тивные компоненты не относятся к моделеобразующим чле­нам предложения. Но исследования на материале тюркских языков и обобщения монголистов позволяют говорить о важ­ности ряда атрибутивных составляющих для информативной оформленности

предложения. Ученые определяют груп­пы существительных, обозначающих термины родства и ча­сти тела человека и которые практически не употребляются без притяжательного атрибута [Кузьменков 1984]. Данный лексико-морфологический или чисто морфологический спо­соб выражения атрибута тюркологи объясняют отсутствием в данных языках отвлеченного представления о матери, руке, сестре и т.д. [Алиев 1972]. Употребление и их без аффиксов принадлежности допускается только в фиксированных об­разцах устного народного творчества: в пословицах и пого­ворках. Например: Чикн худлч, нүдн үннч [КО] «Уши об­манчивы, глаза правдивы», һар көндрхлә, амн чигн көндрдг [КО] «Если руки работают, то и рот работает».

В письменном литературном языке указанная группа слов с помощью аффиксов принадлежности для информа­тивной достаточности используют притяжательные опреде­ления, например: Мини мөрн эмнг «Моя лошадь является необъезженной», 2) Мөрм эмнг «Лошадь (моя) является необъезженной». В первом примере использован лексико-морфологический способ выражения атрибута, а во втором — морфологический. Кроме этого, опущение лексического средства выражения атрибута допустима, если словоформы в 1-ом или 2-ом лице, а если атрибут в 3-ем лице опущение недопустимо т.к. нарушается грамматическая и смысловая полнота предложения.

На основании вышеприведенных двух уточнений мате­риалы современного калмыцкого языка подтверждают мысль о том, что практически в одних и тех же типах предложений позиционно одинаковые словоформы в одних случаях мо­гут быть опущены без ущерба информативной достаточнос­ти, а в других случаях — не могут быть опущены. Согласно введенного правила, если в результате сокращения состав­ляющих предложения начинают образовываться неполные предложения, то опущение компонентов должно быть пре­кращено [Ахматов 1983]. И эта грамматическая и смысло­вая самодостаточная структура является расширенной структурной схемой предложения. По данным примерам в образовании подобных схем предложения


82

83

просто необходи­мы лексемы, занимающие позиции прямого субъекта и при­тяжательного атрибута. Например: ^ Би көдлмшч «Я рабочий», Мана ээҗ ирв «Пришла наша бабушка», Тер көвүн шатрч «Тот мальчик шахматист», Дегтрм (танад) үлдҗ «(Моя) кни­га осталась (у Вас)».

Считается, что, кроме валентных свойств предикатной лексемы на составляющие модели предложения влияют особенность структуры предложения, тип связи и характер отношений между компонентами. Например, если в предложении, где главные члены координируются между собой во множественном числе через наличие количественного определения, данный компонент во многих случаях рассматривается как необходимый элемент модели предложения: Намта долан күн ирв «Со мной пришли семь человек». В слу­чае опущения определения смысл меняется или получается ложное по смыслу предложение, например: 1) Тавн күн гертән үлдв «Дома осталось пять человек» → Күн гертән үлдв «Че­ловек остался дома»; 2) Эс меддг күүнлә мендлдм биш «Чело­века, которого не знаешь, не приветствуют» → Күүнлә мендлдм биш «Человека не приветствуют»; 3) Эцкм билгт күн «Мой отец талантливый человек» -» Әцкм күн «Мой отец человек». В первом случае при опущении определения из­меняется смысл предложения, во втором предложении об­разовалось ложное по смыслу суждение, в третьем предло­жении определение входит в состав сказуемого и опущение которого также меняет смысл. Ученые на материале различ­ных языков также говорили о важности различных форм определений в формировании информативной достаточнос­ти и предикативности предложений. Например, на материа­ле узбекского языка роль различных второстепенных и третьестепенных членов предложений рассматривается с точки зрения и семантико-синтаксических и семантико-грамматических особенностей [Сафаев 1977, Сайфуллаев 1984]. О се­мантико-синтаксических особенностях определений в структуре предложений говорят в своих работах и исследо­ватели русского языка [см. Ахматов 1983].

Существуют различные виды одно и двусоставных предложений, в которых главная глагольная словоформа требу­ет к себе определенных видов обстоятельств, обозначающие временную соотнесенность действия или с помощью этих обстоятельств получает свою смысловую однозначность. Например: Серүн «Прохладно» только в сочетании с обстоя­тельством становится односоставным предложением: Эндр серүн «Сегодня прохладно»; Би эн җил сурһулян төгсәхв «Я в этом году закончу учебу» (сравните: Би сурһулян төгсәхв «Я закончу учебу»).

Обобщая приведенные выше замечания и выводы, сле­дует подчеркнуть, что критерий информативной достаточ­ности предложения требует введения в синтаксическую кон­струкцию распространителей, связанных с центральной со­ставляющей схемы — лексическим значением предикатной словоформы, типом связей и отношений между компонен­тами предложения, характером структуры предложения и другими семантико-синтаксическими факторами. Учитывая все эти факторы, ученые на материале различных языков предлагают в понятие модель РСС предложения включить МСС и следующие конструктивные составляющие: во-пер­вых, атрибутивные компоненты: а) выраженные дополнени­ем с субъектным значением, б) выраженные различными падежными формами с объектным значением; во-вторых, обстоятельственные компоненты: а) восполняющие инфор­мативную недостаточность односоставной или двусоставной модели, б) главный член односоставного предложения в со­четании с ним получает однозначность, в) временная форма глагола в сочетании с этим обстоятельством получает свою временную соотнесенность; в-третьих, определительные компоненты: а) притяжательные определения, входящие в число информативно необходимых компонентов, б) опуще­ние данных определений ведет к образованию ложных суждений или информативно недостаточных предложений [Ахматов 1983].


^ 84

85

§ 3. О методиках построения модели

В зависимости от своих лингвистических направлений ученые по разному определяют принципы сокращения структуры предложения до минимума, называя их «отчеркиванием», «пробой на про­пуск», «трансформацией элиминации» и т.д. Выделение структур­ной схемы не означает отказа от семантики или лексического зна­чения составляющих структурной схемы. О регулярных реализа­циях моделей калмыцкого предложения мы говорили в обзоре ос­новных направлений изучения предложения. Теперь следует оста­новиться на вопросах, связанных с методикой записи этих моделей подробнее.

Наиболее распространенный способ записи моделей, в основном двусоставных предложений, осуществляется с учетом субъектно-предикатной структуры и производится в терминах класса слов или членов предложения. В связи с развитием в синтаксисе новых семантических направлений наравне с линейной записью моделей предложения предлагается так называемый вербоцентрический способ, который представляет собой модель предложения как иерар­хической одновершинной структуры с опорным составляющим гла­голом - сказуемым. Классы глаголов различаются по их валентно­сти, указываются позиции и записываются образуемые каждым из этих классов подтипы моделей. Этот способ записи моделей ин­тенсивно разрабатывается синтаксистами [Москальская 1974 и др.]. Если в грамматике зависимостей и в грамматике Теньера синтак­сическая структура предложения представлены как графы, то поз­же в продолжении этих работ семантические модели предложения записываются учеными в виде одновершинных образований. Смыс­ловая структура передается следующей последовательностью: предикат с указанием его класса (действие, состояние и т.д.) и ар­гументы с уточнением их семантических функций (объектив, ору­дие и т.д.) [Долинина 1969, Богданов 1977]. Но нельзя не согласит­ся с мнением ученых о том, что подобная запись моделей более приемлема для словосочетаний, чем для предложений, для которых все же субъектно-предикатная структура является дифферен­циальным признаком. Например:

И - Г: ^ Багш сурһҗана «Учитель обучает»;

И - Г - И: Күүкн бичг бичҗәнә «Девочка пишет письмо»;

И




И-Г : Көвүн сурһулясн үүртәһән ирв «Мальчик из школы

пришел с другом»;

И

И

И - Г - И: Ах адһад шулуһар үүртәһән йовҗ одв «Брат второпях

быстро ушел с другом».

И

Для записи моделей предложения важным представляется вопрос о соотношений семантической и структурной технологии пред­ложений.

На смену структурной классификации моделей предложения пришли многочисленные попытки семантического обоснования моде­лей. Если говорить о наиболее известных и значительных совре­менных теориях и моделях языка, где используются семантичес­кие методы, то следует подчеркнуть, что о некоторых разделах структурализма, о важности использования теоретических основ и методов функциональной и генеративной грамматик говорилось выше. Следует остановиться на семантическом языке, который использует когнитивные модели и модели «Смысл-Текст».

Согласно основных положений когнитивной лингвистики язык - как разновидность способности человека к познанию - понимается как инструмент для обработки и передаче информации. Понятий­ная организация и законы категоризации составляют структуру язы­ка, при этом значение является основным объектом исследования. Лингвистическое значение связано с действительностью и эта своеобразно преображенная и структурированная действительность обусловлена спецификой культур и познавательными способностя­ми человека. Когнитивные лингвисты пользуются такими опорны­ми понятиями как прототип, универсальный прием - метафора, по­лисемия и когнитивные модели [Рахилина 1997].

Прототип является ключевым понятием для описания языковых значений. Выделяется прототип и периферия. Прототип


86

87

означает лучшую распознаваемость и идентификацию т.е. может ре­шить проблему полисемии. Прототипическое значение достаточно абстрактно, но именно оно связывает семантическую сеть, на ос­новании которой в результате применения к этому значению опре­деленных и регулярных операций возникает конкретное значение языковой единицы.

Метафора рассматривается как один из основных типов когнитивной модели, т.е. составляющая механизма мышления и образо­вания концептуальной системы. Она является важнейшим позна­вательным механизмом, который позволяет понять сложное через простое, абстрактное через конкретное, неизвестное через извест­ное.

Когнитивная грамматика в изложении Р. Лангакера полагает, что лексика, морфология и синтаксис и даже дискурсивные модели представляют собой континиум, единицу связанную знаковую систему. Значения описываются с помощью рисунков - схем с воз­можными языковыми ярлыками, помечающими роли различных элементов схем. Среди ролей могут быть ориентиры, движущийся объект, наблюдатель и др. В основе описания лежит понятие когни­тивной области, по отношению к которой происходит предикация. Концептуализация подразумевает процесс выделения на основе имеющихся представлений - профилирование [Лангакер 1991]. Например: слово берсн «ферзь» определяется на базе концепта шахматной доски и множества фигур, из которых выделяет одну; слово тоха «локоть» опирается на концепт ар «рука», выделяя один сустав и т.д.

Идея выделенности является для когнитивных исследований ключевой и описывается в различных теориях с помощью терминов фигура и фон, профиль и основание. Когнитивная грамматика близка к функциональной своей связью с определенной функцией и соответствующими явлениями: если для функциональной лингвис­тики - это коммуникативная функция и коммуникация, то для ког­нитивной лингвистики - это когнитивная (познавательная) функция и мыслительная деятельность [Кронгауз 2001].

Модель «Смысл-Текст». Одной из центральных задач современной лингвистики является построение функциональной модели языка - действующей модели типа «Смысл-Текст» -

считают сторонники данной точки зрения [Жолковский, Мельчук 1969]. И транс­формационная грамматика Н. Хомского, с ее различием «глубин­ных» и «поверхностных» структур и акцентом на правилах перехо­да от глубинных структур к поверхностным и далее к тексту, под­готовила основание для построения данных моделей, хотя поверх­ностные и глубинные структуры трансформационной теории Н. Хом­ского существенно отличаются от преобразователей глубинно-син­таксической структуры и поверхностно-синтаксической структуру изучаемых моделей.

Из классической ситуации речевого общения по работам Р. Якобсона из шести ее основных компонентов ученые данного направления выделяют только три:

  1. информация, которую необходимо передать или воспринять в модели, представляется смыслом;

  2. физические сигналы, которые несут эту информацию в модели, представлены текстами;

  3. код, т.е. соответствие между информацией и сигналами, обеспечивающий процедуру перехода от смысла к текстам и обратно, считается моделью языка, представленной в виде некоторого пре­образования «Смысл-Текст» [Якобсон 1985].

Не занимаясь самим смыслом, модель «Смысл-Текст» отвечает за формальную правильность текстов и за правильное соот­ветствие текстов и смыслов. Другими словами, модель:

а) должна отвечать трем требованиям: быть действующей моделью, быть формально заданной и быть преобразующим устройством, т.е. транслятором смысла в тексте и обратно;

б) обязана, во-первых, при движении от смысла к тексту исключать построение «абсолютно» неправильных фраз, а при обратном движении - обнаруживать «абсолютную» неправильность предъявленных фраз; во-вторых, обеспечивать приписывание любому заданному смыслу «Н» всех правильных относительно этого смысла фраз «Н - 1» и только таких фраз, а также приписывание любой заданной фразе «Н» всех символов «Н - 1», относительно которых эта фраза является правильной, и только таких смыслов.

Эта модель представляет собой набор правил, обеспечивающих переход от любого заданного смысла в соответствующей за­писи ко всем текстам, несущим этот смысл, и


88

89

от любого текста к его смыслу (или смыслам), при этом, анализ самого смысла оста­ется за пределами модели [Мельчук 1974].

Вариант модели «Смысл-Текст» предполагает пять основных уровней представления:

I) Семантический уровень - в виде семантического представления, т.е. изображение содержания связного фрагмента речи. Это и есть запись смысла. Каким-либо образом в заданном слове увидеть семы и атомы смысла невозможно. Они не наблюдаемые, а постулируемые сущности. Вводят их для объяснения наблюдаемых свойств и явлений. Базой для выделения сем является синонимическое пере­фразирование: наблюдается максимальное количество тождествен­ных выражений, а затем вводят такие семы, чтобы сходства и раз­личия частей этих выражений, переходы от одного к другому описы­вались максимально просто и естественно. Например, смысловыми атомами для слова «только» (англ.

0-istoriya-razvitie-konceptualnogo-bazisa-lyuboj-nauki-osushestvlyaetsya-ne-tolko-za-schet-vnutrennih-resursov-no-i-putem-zaimstvovaniya-novih-predstavlenij-iz-n.html
01-02-zarubezhnaya-literatura-rabochaya-uchebnaya-programma-po-russkomu-yaziku-8-klass-bazovij-uroven.html
01022009-g-s-15-tema-stroitelstvo-stroitelen-kontrol.html
02-marta-2012-g-samara-157-vsootvetstvii-s-postanovleniem-pravitelstva-rossijskoj-federacii-ot-18-11-2011g-945-o-poryadke-sovershenstvovaniya-stipendialn.html
02022009-g-s-11-tema-stroitelstvo-stroitelen-kontrol.html
02022009-g-s-v-tema-stroitelstvo-stroitelen-kontrol.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/razdel-vi-forma-obshih-svedenij-ob-uchastnike-razmesheniya-zakaza-k-konkursnoj-dokumentacii.html
  • upbringing.bystrickaya.ru/lyudmila-ulickaya-stranica-42.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/primernaya-programma-uchebnoj-disciplini-russkij-yazik-vvedenie.html
  • school.bystrickaya.ru/izbiratelnaya-sistema-v-altajskom-krae-chast-2.html
  • assessments.bystrickaya.ru/doklad-uchashegosya-rol-vitaminov-v-zhizni-cheloveka.html
  • turn.bystrickaya.ru/permskij-gosudarstvennij-nacionalnij-issledovatelskij-universitet-socialnij-otbor-sovremennaya-nauka-o-proyavleniyah-otbora-v-obshestve-hrestomatiya-perm-2012-stranica-3.html
  • education.bystrickaya.ru/214-chto-takoe-videosistema-kompyutera-lekciya-vvedenie-v-informatiku-chto-takoe-infopmatika-termin-informatika.html
  • lektsiya.bystrickaya.ru/programma-po-discipline-mirovie-tovarnie-rinki-dlya-studentov-3-kursa-fakulteta-ekonomistov-mezhdunarodnikov-dnevnogo-otdeleniya-obsuzhdena-i-rekomendovana.html
  • composition.bystrickaya.ru/plan-dejstvij-po-sozdaniyu-zoni-svobodnoj-torgovli-ches-dokladchik-g-n-mihail-emelyanov-chlen-komiteta-po-pravovim-i-politicheskim-voprosam-rossiya.html
  • composition.bystrickaya.ru/ortodontiya-medicinskaya-kniga-stranica-3.html
  • uchenik.bystrickaya.ru/26-stroitelstvo-programma-razvitie-konkurencii-v-tyumenskoj-oblasti-na-2010-2012-gg-tyumen-2010.html
  • write.bystrickaya.ru/glava-8-vstrecha-s-oldosom-haksli-predislovie.html
  • notebook.bystrickaya.ru/humanistic-medicine-kolihalova-o-a-makaev-v-v-k60-anglijskij-yazik-uchebnik-dlya-studentov-i-aspirantov-gumanitarnih.html
  • uchit.bystrickaya.ru/tema-2protokoli-i-steki-protokolov-lekciya.html
  • esse.bystrickaya.ru/rabochaya-programma-po-kursu-osnovi-programmirovaniya-na-yazike-assembler.html
  • uchebnik.bystrickaya.ru/vopros-n5-sili-i-sredstva-rschs-obshie-svedeniya-o-finansovih-i-materialnih-rezervah.html
  • kontrolnaya.bystrickaya.ru/provedenie-mezhdunarodnih-sportivnih-sobitij-v-rossii-sereznij-impuls-k-razvitiyu-sporta-i-sportivnoj-infrastrukturi.html
  • teacher.bystrickaya.ru/glava-6-zarabotnaya-plata-statya-osnovnie-termini-primenyaemie-v-nastoyashem-kodekse.html
  • obrazovanie.bystrickaya.ru/primernaya-tematicheskaya-razrabotka-provedeniya-prakticheskogo-zanyatiya-po-discipline-voennoe-pravo-plan-konspekt.html
  • lecture.bystrickaya.ru/8-rasshiritel-funkcij-skriptovogo-yazika-obse-bazovij-kurs-skriptinga-tes-4-oblivion-osfm-team-2008-oglavlenie.html
  • crib.bystrickaya.ru/klttk-szder-submdeniet-leumettk-pedagog-dstsl.html
  • desk.bystrickaya.ru/polozhenie-o-xii-mezhdunarodnom-festivale-konkurse-molodih-ispolnitelej-soyuz-talantov-rossii.html
  • turn.bystrickaya.ru/polozhenie-o-samostoyatelnoj-rabote-studentov-v-gosudarstvennom-obrazovatelnom-uchrezhdenii-visshego-professionalnogo-obrazovaniya-tyumenskij-gosudarstvennij-universitet.html
  • paragraph.bystrickaya.ru/men-z-elmn-patriotimin-briaj-blm-beru-sabai.html
  • abstract.bystrickaya.ru/10-yadernaya-diagnostika-kavitiruyushej-mikropuzirkovoj-sredi-programma-i-tezisi-13-j-rossijskoj-konferencii-po.html
  • report.bystrickaya.ru/ivan-bortnik-ispolnitelnij-direktor-airr-podelilsya-mneniem-o-tom-naskolko-effektivno-segodnya-v-rossii-podderzhivaetsya-nauka-i-pochemu-promishlennie-predpriyatiya-do-sih-por-ne-pereshli-na-innovacionnie-relsi.html
  • portfolio.bystrickaya.ru/pasport-primernoj-programmi-uchebnoj-disciplini-informatika-i-ikt-oblast-primeneniya-primernoj-programmi.html
  • uchitel.bystrickaya.ru/programmi-dopolnitelnogo-obrazovaniya-61-tolyattinskij-gosudarstvennij-universitet-g-o-tolyatti-64-stranica-9.html
  • doklad.bystrickaya.ru/v-i-ocheli-vera-ozheliyandex-ru.html
  • studies.bystrickaya.ru/ekologiya-chernogo-morya.html
  • shpargalka.bystrickaya.ru/uchebno-metodicheskij-kompleks-dlya-studentov-specialnoj-medicinskoj-gruppi-1-4-kursov-otdeleniya-dnevnogo-obucheniya-vseh-specialnostej-i-napravlenij-podgotovki-stranica-6.html
  • shpora.bystrickaya.ru/zadachi-zaveduyushego-otdelom-komplektovaniya-v-bpu-kompyuternaya-obrabotka-fondov-i-obsluzhivanie-chitatelej.html
  • knowledge.bystrickaya.ru/n-v-bondarenko-i-ya-polyakov-a-a-strelkov-vrednie-nematodi-kleshi-grizuni-l-kolos-1977.html
  • predmet.bystrickaya.ru/spravka-baltijskij-obrazovatelnij-forum.html
  • exchangerate.bystrickaya.ru/andriol-a-predislovie-doktora-bulanova-yu-b.html
  • © bystrickaya.ru
    Мобильный рефератник - для мобильных людей.